Прочитал несколько комментариев Министерства социальной политики края по поводу истории Виктора Николаевича в частном пансионате и понял, что молчать не могу.

Я поражаюсь цинизму и бездушности тех чиновников, которые руководят системой социальной политики края. Мне стыдно за тех, кто должен защищать не своих подчиненных, не предпринимателей, а людей.

Я об этом писал еще в пятницу и повторю это еще раз — Виктора Николаевича, ветерана труда, ветерана органов внутренних дел не стало из-за отсутствия медицинской помощи, из-за нежелания руководства частного пансионата и Министерства социальной политики индивидуально подойти к его непростой судьбе и ситуации.

Но Министерство социальной политики на запрос издания НГС24 отвечает: «Скорую сотрудники вызывали и раньше и несколько раз, однако врачи не находили оснований для госпитализации«. Да, но только Министерство соцполитики не уточняет — когда вызывали?

В этом учреждении Виктор Николаевич находился с апреля 2017 года, именно здесь перенес инсульт (в ноябре прошлого года). Резкое ухудшение его состояния, когда он слег и больше не вставал, наступило за неделю до моего приезда (ориентировочно 22 августа). А по данным диспетчерской службы скорой помощи, последний раз для Виктора Николаевича скорую в пансионат вызывали 9 августа. То есть после ухудшения состояния Виктора Николаевича полторы недели назад, руководство пансионата не сделало ничего, чтобы ему помочь. Он просто лежал и получал лекарства, выписанные ему в ноябре прошлого года и купленные за его же деньги. Бригаду скорой помощи в четверг пришлось вызывать мне. Виктор Николаевич сразу оказался в реанимации Березовской районной больницы, но врачи помочь уже не смогли и в субботу его не стало…

В той же публикации говорится: «В министерстве уточнили, что условия содержания проверяются в пансионате ежемесячно при приёме акта выполненных работ«. И могу вам сказать, что и здесь Министерство выгораживает себя и не договаривает.

Когда по итогам прокурорской проверки здания, где находится пансионат, были выявлены массовые нарушения, а Министерство в полном объеме выплатило все средства по контракту, я поднял этот вопрос на заседании комитета по социальной политики Законодательного Собрания и получил ответ, написанный Министерством, что «Министерство проводит лишь экспертизу качества предоставления фондом социальных услуг, а также экспертизу соответствия численности получателей социальных услуг, поступивших для оказания услуг, в соответствии с требованиями, установленными контрактом, но никак не проверки, предметом которых является соответствие услуг санитарным и противопожарным нормам». 

Знаете, что они проверяют? Они проверяют, чтобы «жилые помещения были оборудованы по квартирному типу», что «на 1 койко-место — 6 кв.м. жилой площади», что есть территории для прогулок и 3-разовое питание. Их не интересует удовлетворенность или комфорт. Эти требования в государственный контракт не включены. Сотрудники Министерства социальной политики каждый месяц подписывают одну и ту же бумажку в три строчки, за которыми те жуткие условия, в которых оказался, например, Виктор Николаевич. И, видимо, ровно такую же «экспертизу» планировали провести в сентябре. Вот результаты последней такой «экспертизы»:

Теперь они «проверят» были ли «тучи мух» в комнате ветерана — проверят, заранее предупредив руководство о времени своего визита. Когда в четверг приехал я — меня почти два часа не пускала на территорию охрана и сотрудники пансионата, ссылаясь на то, что это «частная собственность». А Министерство всегда предварительно согласует дату приезда и за время действия контрактов с НФ «Здоровая страна» таких визитов было почти два десятка. И каждый раз «социальное обслуживание соответствует условиям государственного контракта«.

Только это не так. И я готов это утверждать. Даже взяв за основу трагичную историю Виктора Николаевича. Техническим заданием к тому самому контракту предусмотрено, что поставщик услуг обязан  предоставить возможность «обеспечения каждого получателя социальных услуг по медицинским показаниям функциональной кроватью и специальным противопролежневым матрасом«. Но вы же видите на какой кровати и каком матрасе лежал Виктор Николаевич. Исполнитель контракта никакую функциональную кровать как и противопролежневый матрас не предоставил.

Министерство утверждает, что сам Виктор Николаевич написал заявление, чтобы его сюда перевели. Может быть и написал. Но именно органы социальной защиты вычеркнули из его индивидуальной программы социального обслуживания все услуги кроме бытовых. Коротко объясню, что это значит.

При поступлении в учреждение у каждого «клиента» на руках та самая «индивидуальная» программа, которая должна учитывать все особенности человека, его потребности. У Виктора Николаевича до переезда в этот пансионат в программе были и социально-медицинские услуги, и социально-психологические. Но перед переводом ему все эти услуги вычеркнули, оставив только социально-бытовые. Поэтому-то сейчас в Министерстве и говорят, что медицинские услуги в учреждении не оказывают. «Виновным» за перевод сюда они пытаются сделать самого Виктора Николаевича, которого уже нет. И в свою защиту он ничего не скажет.

Но! Инсульт у Виктора Николаевича произошел в этом учреждении еще в ноябре прошлого года. Его лечили в отделе неврологии ФМБА России и, спасибо врачам, в пансионат он вернулся на своих ногах, мог ходить, говорить. При выписке лечащий врач указал необходимость постоянного наблюдения за ним невролога, терапевта, измерения артериального давления и уровня холестерина. Ничего из этого в пансионате делать не могут. Но Виктора Николаевича никуда отсюда не перевели. И с декабря по август он находился здесь без должного ухода. Именно это и могло стать причиной его смерти.

Статья 9 Федерального закона «Об основах социального обслуживания граждан в Российской Федерации» определяет, что получатель социальной услуги имеет право на обеспечение условий пребывания в организациях социального обслуживания, соответствующих санитарно-гигиеническим требования, а также на надлежащий уход. Надлежащим уходом, по мнению юристов, считается такой уход, который не ведет к ухудшению состояния здоровья человека в ситу отсутствия удовлетворения основных потребностей. Для меня абсолютно очевидно, что надлежащего ухода Виктор Николаевич не получил. И если правда то, что говорит руководитель пансионата — что она говорила представителям Министерства соцполитики о необходимости перевода Виктора Николаевича в другое учреждение, но ее проигнорировали, то те самые представители Министерства, которые «ежемесячно проверяют акты выполненных фондом «Здоровая страна» работ», должны понести уголовную ответственность

Еще на прошлой неделе — еще до новости о смерти Виктора Николаевича — я обратился в правоохранительные органы с просьбой о проведении проверки бездействия руководства пансионата и сотрудников Министерства.

И еще. И это, пожалуй, самое важное. За последние дни я получил уже несколько ваших сообщений с информацией о других бабушках и дедушках, которые оказались в такой же ситуации что и Виктор Николаевич. И их я проверю в ближайшее время. Я прошу вас сообщать о фактах ненадлежащего ухода за инвалидами и пожилыми людьми по электронной почте me@izaitsev.ru или через специальную страницу на сайте. Я обещаю разобраться в каждой истории отдельно и понять, что нужно сделать в системе, чтобы такие истории не повторялись.