Сегодня в красноярском управлении Федеральной антимонопольной службы рассматривали сразу два дела в отношении Министерства социальной политики. Возбудили их по моему обращению. Речь идет о сговоре с поставщиками и закупке товаров без проведения публичных процедур.

Сегодня ФАС первым рассматривали дело  про закупки у ООО «АЕДА», которая печатала для Министерства удостоверения ветеранов труда Красноярского края, являясь компанией, которая связана с руководством министерства. По традиции — Министерство разделило контракт на несколько (до 100 тысяч рублей), чтобы торги не проводить.

Второе дело — о сговоре министерства с ООО «МАКСИМА» — крупным для министерства поставщиком бытовой техники, которую дарят ветеранам края. Именно эту компанию Министерство выбирает три года подряд, заключая контракты без проведения торгов. Они просто дробят один большой контракт на десятки маленьких, не проводят торги и переводят деньги «правильному» поставщику.

О некоторых подробностях «дружбы» Министерства и этой компании я уже писал. За 2016-2017 гг. Министерство соцполитики заключило с компанией «МАКСИМА» из Иркутска без проведения торгов 31 контракт на общую сумму почти 3 миллиона рублей. УФАС, рассмотрев мой депутатский запрос, увидел в этих действиях признаки сговора между заказчиком и поставщиком.

И сговор этот совершен с компанией-призраком без сайта, представительства в Красноярске, но с офисом на окраине Иркутска. Но тем не менее именно эту компанию Министерство привлекает для поставки бытовой техники. Кстати, именно у этой компании Министерство закупало смарт-чайники для ветеранов, которые управляются со смартфона.

И вот сегодня, неожиданно, судя по всему, для представителей Министерства, на рассмотрение дела пришел представитель иркутской компании и заявил, что руководство компании с Министерством социальной политики никаких государственных контрактов вообще не подписывало, а подпись, которая стоит в документах — не подпись генерального директора и выполнена кем-то другим.

В качестве доказательства он предложил сравнить подписи в его доверенности от генерального директора и в контракте. Действительно, похоже, что выполнены они разными людьми.

Представитель компании объяснил, что к ним, действительно, обратились представители Министерства с просьбой о поставке бытовой техники и, получив на счет деньги, они товары выдали, но на склад Министерства не доставляли, государственные контракты не подписывали, ценовую информацию не предоставляли.

И это, конечно, очень серьезно. Если окажется, что Министерство не просто незаконно раздробило договор, чтобы уйти от аукциона и перевести бюджетные средства нужной компании, но еще и подписало контракт неизвестно с кем — это повод для еще более серьезного разбирательства уже с привлечением сотрудников управления по экономическим преступлениям краевой полиции.