И вновь о госзакупках. Но сегодня еще и о том, как Photoshop может помочь в ответе на запрос депутата Законодательного Собрания края. Речь пойдет про закупки краевого центра социального обслуживания населения.

23 июля на своей странице в Facebook я опубликовал очередной пример неэффективности закупок в системе социальной политики края. 19 июня краевой центр социального обслуживания населения объявил закупку «Поставка с доставкой технических средств реабилитации для инвалидов (смартфон для инвалидов по зрению с речевым выходом)«. Сумма (по меркам Министерства) небольшая — 252 тысячи рублей. За эти деньги нужно поставить 14 телефон для людей с инвалидностью (без установки каких-то специализированных программ, но с доставкой до получателей — в основном, это город Красноярск и Железногорск).

На аукцион заявляется единственная компания из Татарстана. Предлагая по максимальной цене поставить 14 телефонов Samsung Galaxy J7 (2016 г., 16Гб). Цена каждого — 18 тысяч рублей.

В рознице этот телефон с такой же конфигурацией стоит от 10970 до 13000 рублей. То есть купить можно было 23 телефона вместо 14. Или сэкономить более 40% от суммы. А крупные сети, которые занимаются оптовой поставкой телефонов их еще и доставят бесплатно. И тогда у меня возник вопрос — а как появилась та самая максимальная цена контракта? Ведь именно за эту сумму телефоны и были куплены. 

В законодательстве существует методика, когда Заказчик направляет коммерческие предложения потенциальным поставщикам, получает, например, три предложения и формирует среднюю цену, которая и становится начальной (максимальной) ценой контракта. 25 июля я отправил запрос руководителю краевого центра соцобслуживания с просьбой предоставить информацию о компаниях, которым запрос отправлялся. А накануне получил ответ, который, правда, вызывает больше вопросов. В приложении к своему ответу руководство центра прикладывает скриншоты (снимки экрана), чтобы доказать, что запрос они отправляли. Смотрим.

Обычный скриншот (хоть и почему-то черно-белый). Но внимательный его осмотр показывает странные (я бы даже сказал, подозрительные вещи). Вот они:

Интерфейс mail.ru устроен таким образом, что вверху страницы, там где «Письма», «Контакты», «Файлы» и значок календаря — указана сегодняшняя дата. В нашем случае — «28». В теле письма справа от темы тоже значок календаря. И там тоже цифра «28». Но внизу страницы, где находится время и «15.12.2017». Могу только предполагать, но, судя по всему, скриншот, который краевой центр отправил как доказательство отправки коммерческого предложения был нарисован в Photoshop, то есть часть официального ответа краевого учреждения могла быть сфальсифицирована (и не только дата). Я могу, конечно, только предполагать, но 28 число на календаре, вероятно, 28 июля — после получения официального депутатского запроса. Но двигаемся дальше.

В том же ответе краевой центр социального обслуживания сообщает: они направили целых 8 запросов, чтобы установить цену контракта на покупку телефонов для людей с инвалидностью, но ответа получили только 3 (три). Запросы отправлялись «поставщикам, найденным в общедоступных источниках информации«. Центр не указывает, что это за «источники» и каким организациям запрос отправляли, но предоставляет коммерческие предложения, которые получили. Будем знакомиться.

№1. Индивидуальный предприниматель из Железногорска Дмитрий Владиславович Морозов

Он предложил минимальную цену за телефон — 17300 рублей, вложив в цену, как указано в его ответе «доставка…включая Северные территории». Хотя на Север отправлять телефоны было и не нужно. В списке территорий были девять получателей из г. Красноярска и по одному получателю в Железногорске, Минусинске, Ермаковском, Идринском и Козульском районах края.

Но чем занимается ИП Морозов Д.В.? Анализ его побед в государственных закупках показывает, что в 2018 году он победил в 17 аукционах. Подавляющее большинство из них связаны с системой исполнения наказаний (ФСИН России). Самые крупные контракты на поставку огнетушителей, пожарных извещателей, видеокамер для структур ГУФСИН, датчиков дыма, питьевой воды, отбойного молотка, автозапчастей для ПАЗа. Где в общедоступных источниках нашли Дмитрия Владиславовича — это вопрос. Но запомните ГУФСИН. Это важная деталь, которая потребуется дальше.

№2. ООО «ПромКомплект» (г. Красноярск)

Самое дорогое предложение (цена — 18900 рублей) поступило от ООО «ПромКомплект» из города Красноярска. То, что в первую очередь бросается в глаза — идентичность текста в предложении. Здесь все то же упоминание «Северных территорий». Основной вид деятельности компании — «торговля оптовая непродовольственными потребительскими товарами». Компания, судя по контрактам, заключенным по итогам госзакупок, специализируется на сотрудничестве с учреждениями исполнения наказания. Среди самых крупных контрактов — «поставка облицовочного материала в ассортименте», «поставка огнетушителей в ассортименте», «поставка пилоножевой продукции в ассортименте» и «поставка 16-ступенчатой механической коробки переключения передач ZF16S1825TO для автомобиля КамАЗ-65201″ для промышленно-строительного управления ФСИН России. При чем здесь средства реабилитации для людей с инвалидностью и телефоны? И почему именно в эту компанию у которой, кстати, сайт тоже найти не удалось, центр соцзащиты отправил запрос?

№3. «Сибирский оптовый центр»

ООО «Сибирский оптовый центр» зарегистрировано в Красноярске на улице Алексеева. И тоже активно участвует в торгах. И тоже заключает контракты с промышленно-строительным управлением ФСИН (Федеральной системы исполнения наказаний) России, а также с исправительными колониями на территории края. Контрактов много и все они небольшие. Самые крупные — «На право заключения договора поставки бензопил ручных и комплектующих к ним для нужд Заказчика – Федерального государственного унитарного предприятия «Главное промышленно-строительное управление» Федеральной службы исполнения наказаний», «поставка лопаты снеговой», «запасные части для Камаза» и бытовая химия. Компания не имеет никакого отношения ни то что к средствам реабилитации, но даже к продаже смартфонов. Но у компании есть сайт, где указана специализация компании.

Кроме «сорбентов», компания специализируется на маркировке, промышленной химии, конвейерных лентах и противопожарном оборудовании. Но именно к этой компании обратился краевой центр социального обслуживания за коммерческим предложением на смартфон для людей с инвалидностью. Но это мы с вами понимаем, что рассылать коммерческие предложения компаниям, которые специализируются на поставке промышленных товаров для колоний, с запросом цен на средства реабилитации людей с инвалидностью — глупость. Но руководство центра эту глупость не замечает, завершая официальный ответ следующим текстом.

Конечно, низкая заинтересованность поставщиков противопожарных систем, двигателей и сорбентов к поставке средства реабилитации. Другого и ожидать не следовало бы. Но почему запросы отправляли в компании, которые плотно работают с системой исполнения наказаний? Или так просто удобно? Или может быть руководство центра перепутало функцию исполнения наказания с функцией социальной защиты, которой и должно заниматься?

Но и это еще не вся история. Тогда же в июле я писал про закупку тест-полосок для «говорящего» глюкометра, которым пользуются люди с ограничениями по зрению. Краевой центр соцобслуживания покупает полоски по цене почти в два раза выше рыночной. И знаете у кого центр запрашивал коммерческие предложения? У тех же! ИП Морозов, «Сибирский оптовый центр» и «Промкомплект». Тест-полоски у компаний-поставщиков промышленного и противопожарного оборудования ГУФСИН. И с точки зрения закона — формально — необходимую процедуру заказчик соблюдал. Только формальное соблюдение как и формальная забота о тех, кому помощь требуется, сразу видна. Как и желание вместо помощи другим — заработать себе. О том, что такой подход существует на уровне Министерства — я уже писал

Рассказать о других фактах нарушений и злоупотреблений в этой или других сферах, вы можете пройдя по ссылке или отправить на условиях анонимности на noreply@izaitsev.ru