Удивительное, конечно, руководство министерства социальной политики. Того самого министерства, что создано для «предоставления государственных услуг в области социальной защиты населения», как сказано в Положении о министерстве. 

В начале лета я писал про, мягко говоря, не самые прозрачные и понятные закупки. На прошлой неделе Прокуратура края опубликовала информацию о выявленных в минсоцполитики нарушениях. И министерство отреагировало на это представление. Называлось оно «представление Прокуратуры Красноярского края об устранении нарушений законодательства о противодействии коррупции«. В нем, помимо прочего, было указано, что министерством практикуется искусственное дробление закупок. Это когда, например, вам нужно приобрести 25 чайников. Но вы, не желая проводить торги, делите этот контракт на 25 отдельных договоров и покупаете непублично. И, как показывает практика Министерства, покупаете у «понятных» поставщиков. Вот только некоторые данные за 2016-2017 гг.

2016 год:
  • ООО «Максима» (8 контрактов) — свыше 700 тысяч рублей;
  • ИП Михиенко Д.Ю. (кстати, официальный представитель ООО «Максима» в Красноярске) (6 контрактов) — 565 тысяч рублей.

2017 год:

  • ООО «Максима» (23 контракта) — свыше 2 миллионов рублей;
  • ООО «АЕДА» — свыше 250 тысяч рублей.
Отдельного внимания заслуживает ООО «Максима», которое за 2 года получило контракты на 2,7 миллионов рублей. И здесь главный вопрос — как эту компанию руководство Министерства вообще нашло? Зарегистрирована компания в Иркутской области. Учредитель — житель Орловской области. У компании нет ни сайта, ни прайсов. Ничего. Офис у нее — судя по документам — в частном доме на окраине Иркутска. Телефон — не отвечает. Электронной почты — нет. Компания-призрак, которая чем-то Министерству приглянулась. Видимо, все благодаря ИП Михиенко Д.Ю. (у него министерство тоже покупало без торгов), который живет в Красноярске, является «представителем» иркутской фирмы и, видимо, дружит не только с нужными сотрудниками Министерства, но и с руководителями некоторых дорогих для Министра учреждений соцполитики. Например, Маганского психоневрологического интерната, куда та же компания-призрак ООО «Максима» регулярно поставляла бытовую технику. Через того же Д.Ю.Михиенко.
Причем руководство министерства настолько ООО «Максима» доверяло, что бытовую технику покупала на честном слове, игнорируя, например, обязанность проводить анализ рынка, чтобы определить цену контракта. Те коммерческие предложения, которые сейчас показывают в Министерстве, не соответствуют требованиям закона. И что более важно — дату и время, когда они были получены, установить невозможно. Не исключаю, что, возможно, получили их уже после приобретения товаров у «приближенных» поставщиков. Поэтому цены, по которым Министерство приобретало технику у ООО «Максима», были до 70% выше, чем у других поставщиков.
А история с покупкой smart-чайников для ветеранов Великой Отечественной Войны, судя по всему, станет классикой глупости госзакупок. Когда министерство социальной политики целенаправленно закупало у ООО «Максима» для ветеранов Великой отечественной войны умный чайник Redmond Skykettle M173S-E, который оснащен «технологией дистанционного управления, позволяющей контролировать его работу из любой точки мира«.
Как написано на сайте производителя, «через удобное мобильное приложение Ready For Sky с любого расстояния можно выбрать один из режимов работы чайника skykettle: кипячение, подогрев (до 2 часов),кипячение и подогрев; задать температуру подогрева в диапазоне от 40 до 90⁰С; узнать текущую температуры воды в Skykettle. Также в приложении доступен мелодичный будильник. После срабатывания будильника можно мгновенно запустить кипячение воды. Утро пройдет бодрее с чашкой горячего чая!«
Причем оказалось, что никто в Министерстве обязанность по контролю — что, за сколько и у кого закупаем — не исполнял. Этим кто-то как-то занимался, случайно (или нет) отдавая контракты родственникам и друзьям руководства Министерства или компаниям-призракам на окраине Иркутска.
А при этом в Министерстве была создана целая контрактная служба — под руководством заместителя министра Кузьминой Н.Е. Только она забыла, а непосредственно министр Пашинова Г.Е. — не проконтролировала, кто из контрактной службы за что отвечает. Поэтому формально определить виновного и привлечь его к ответственности невозможно.
В итоге, прокуратура прямо указывает, что дробление контрактов, которое стало правилом в Министерстве, привело к использованию этого дробления «в личных коррупционных целях«. За это уволили начальника отдела по вопросам ветеранов, реабилитированных, военнослужащих и пенсионеров Гилеву О.В., родственники которой являлись «излюбленными» поставщиками Министерства без конкурса. Есть большие вопросы и к первому заместителю министра социальной политики Колягиной Н.В.
А что министерство? Министр Пашинова объявила выговор четырем чиновникам Министерства — в том числе первому заместителю министра Колягиной Н.В., заместителю министра Кузьминой Н.Е. А что касается дробления одного контракта на 25 частей и покупка ненужных smart-чайников ветеранам у компании-призрака на окраине Иркутской области — министр нарушений не видит. Если потребуется, и на 100 частей поделят. Но этот ответ, что нарушений в дроблении нет, скорее всего будет приложен к материалам дела в Антимонопольной службе. Там 21 августа рассмотрят два дела в отношении Министерства о дроблении контрактов. Санкция за это нарушение предполагает, в том числе, и дисквалификацию министра.
А руководству Министерства я бы предложил пообщаться с теми, кто получает от них подарки в виде smart-чайников и не только. Которых просили подписать акты на одно оборудование, а получали они совсем другое. И это юридический факт. Один из таких ветеранов, услышав новость по радио, позвонил мне, чтобы рассказать, что с его подарком что-то не ладное. Заметил это внук, сравнив надпись на коробке с документом, который ветеран подписал, получая подарок. Звонила и внучка ветерана, которая сказала, что ее бабушка очень расстроилась, получив другой подарок, но жаловаться не будет — «потому что это же подарок, а дареному коню в зубы не смотрят». И, знаете, в этот момент мне стало невыносимо стыдно за руководителей системы социальной политики. Ее создавала для поддержки тех, кто в ней нуждается, а становится она источником обогащения. Некоторых отдельных чиновников.
Рассказать о других фактах нарушений и злоупотреблений в этой или других сферах, вы можете пройдя по ссылке
P.S. И еще важное замечание. Я не случайно указал фамилии фигурантов и ответственных за эту историю. Потому что считаю важным назвать тех, благодаря кому это стало возможным. И все это не отменяет ту работу, которую, что называется «в полях», делают социальные работники, руководители учреждений и центров социального обслуживания. Но систему подводят именно такие начальники, принимающие такие решения.