5 июля на сессии Законодательного Собрания края мы рассматривали вопрос о предложенной Правительством России пенсионной реформе. И хотя голосовать за закон будут в Государственной Думе, региональные парламенты до 17 июля должны представить свои отзывы в нижнюю палату российского парламента. В итоге, сессия Законодательного Собрания края проект пенсионной реформы поддержала. При необходимых 27 голосах, «за» проголосовал 31 депутат. Я, как независимый депутат, был и остаюсь противником предложенной реформы. И вместе с еще 12 депутатами, проголосовал «против» проекта закона.

Публикую текст своего выступления на сессии Законодательного Собрания края: 

В проекте положительного отзыва на проект закона о повышении пенсионного возраста, который мы сейчас рассматриваем, сказано, что главной задачей совершенствования пенсионного системы является ее долгосрочная финансовая устойчивость. С такой позицией я категорически не согласен. Считаю, что повышение пенсионного возраста – это вообще не об экономике! Это о качестве жизни миллионов россиян и почти миллионов красноярцев.

Авторы законопроекта указывают: треть жителей пенсионного возраста продолжают работать. Но ведь это не от хорошей жизни? Это в западных странах, которые приведены в пояснительной записке к законопроекту, работники старше 50 получают наиболее высокие зарплаты, их ценят как профессионалов, но в России зарплата у людей такого возраста падает. А еще больше людей предпенсионного (по нынешним законам) возраста и вовсе теряют работу.

Вот только одна история. Жительница улицы 60 лет Октября в Красноярске. Алевтина Михайловна. Опытнейший кадровик, которая в 53 года потеряла работу после сокращения. И сколько она не пыталась снова выйти на работу – больше устроиться она так и не смогла. И таких историй десятки. За последние недели ко мне обратились десятки жителей с такими же или похожими историями.  

Прежде чем подобные законопроекты обсуждать, сначала нужно изменить подход к найму, стимулировать работодателей на устройство взрослых людей. Но об этом тоже ничего в пояснительной записке не сказано. В итоге мы с вами получим ситуацию, когда люди по нынешним законам пенсионного возраста вместо пенсий будут получать пособие по безработице и субсидии на коммунальные услуги. И мы будем на это тратить деньги все из того же бюджета.

Зайдите на сайт пенсионного фонда России. Там указаны категории тех, кто сейчас имеет право на досрочный выход на пенсию и для кого правила изменятся. Для тех, кто работает в районах Крайнего севера. Пенсионный фонд указывает, «было обусловлено в 50-е годы XX века чрезвычайно сложными условиями проживания в этих районах. Меры, принятые в рамках долгосрочной демографической программы оказали положительное влияние на изменение ситуации с продолжительностью жизни, особенно в северных регионах страны». Я человек городской, всю жизнь живу и работаю в Красноярске, но даже для меня очевидно: теплее на Крайнем Севере не стало. Работа и жизнь в условиях Крайнего севера – по-прежнему подвиг, который пенсионный фонд отрицает.

Учителя, врачи и работники культуры. Возраст выхода на досрочную пенсию повышается на 8 лет. Считаю также эти меры недопустимыми. Врачи и учителя — это экстремальная интеллектуальная работа. Поэтому и условия для них должны остаться особенными. И увеличив на 8 лет право выхода на досрочную пенсию – мы просто лишим школы опытных педагогов. Только подумайте! В городе Красноярске сейчас больше половины всех учителей старше 45 лет – именно на них будет распространяться новый закон.

Давайте уже честно скажем – пенсионная реформа связана только с дефицитом средств у государства и стремлением его компенсировать из карманов людей. Но давайте признаем, что расходы фонда вряд ли можно назвать прозрачными и адекватными экономической ситуации. Штат пенсионного фонда – 121 тысяча человек. Это больше населения Ачинска. А все эти сотрудники требуют рабочих мест. Подход Пенсионного фонда к своим тратам уж точно нельзя назвать кризисным. Фонд продолжает строить дворцы за бюджетные средства.

Один из последних примеров в городе Красноярске – покупка здания бывших цехов в Ленинском районе Красноярска по цене дорогого офисного центра в историческом центре. Только представьте – 130 миллионов рублей. Сейчас правоохранительные органы, конечно, разбираются в этих расходах. Но это только один район города. А если оценить расходы фонда в стране? Фонд живет на широкую ногу ради собственного удобства и комфорта. И прежде чем сокращать дефицит фонда за счет населения, было бы правильным оценить эффективность расходов самого Пенсионного фонда.

Уверен, что тема повышения пенсионного возраста требует широкого обсуждения. И, пожалуй, только в этом я согласен сегодня с авторами проекта отзыва. Но делать это необходимо «до» принятия законопроекта даже в первом чтении. «До» формулирования самой реформы. И обсуждать нужно не только и не столько с экономической точки зрения, сколько с точки зрения медицины, социологии, социальной политики и демографии. Нужно создать социальные условия для этой реформы. Нужно дать ответы на те вопросы, которые данная реформа поднимает. Поэтому, уважаемые коллеги, учитывая многочисленные обращения моих избирателей, которые так и не услышали позитивных аргументов в пользу реформы, данный законопроект я поддержать не могу. Спасибо!